Судьба бойца Шустрого в руках генпрокурора ДНР

i2MA6UfwyKo

В Донецке на старый Новый год – разрывы мин и снарядов, слышимые во всех районах, раненый мальчик Ваня с отрезанными ногами, новогодняя гуманитарная помощь из России, люди в «горках» и камуфляже на улицах.  И тут же обычная жизнь учителей, чиновников, торговцев и пенсионеров.  Донецк мирный и Донецк военный живут обособленно.  Но это, когда тихо. Когда громко  — мирная часть дончан начинает с надеждой приглядываться людям в «горках»…

Донецк мирный и Донецк военный живёт пока без законов, проекты которых в пачках лежат в кабинетах комиссий при парламенте ДНР.  Жить без законов, на самом деле – жутко. Об этом как никто другой знает ополченец Донецкой народной республики Юрий Мороз, позывной Шустрый (Юру знают как одного из самых бесстрашных бойцов подразделения Моторолы, за что и получил свой позывной). Шустрый с 16 ноября находится в Донецком следственном изоляторе.  Его обвиняют в похищении человека. Защищает сейчас Юрия….только он сам.

Дело передали прокурорам

«Адвокаты так мне и говорят: или ждите принятия закона «Об адвокатуре ДНР», проект которого должны скоро принять. И тогда они смогут официально вступить в дело. Или надо ждать окончания следствия. После этого или я, или жена Юры может попросить стать его общественным защитником. А пока все жалобы и письма должен писать сам Юра», — рассказывает мама Юрия Надежда Сергеевна, с которой мы встретились в офисе адвокатов на бульваре Пушкина. Надежда Сергеевна сидит за столом и заполняет какую-то бумагу.

«Мы принимаем заявление Надежды Сергеевны, будем выяснять обстоятельства дела и, конечно, постараемся помочь», —  говорит Ян Калугин, один из руководителей «Коллегии адвокатов Новороссии».  Пока защитники могут помочь одним – профессиональным советом.

В офисе адвокатов выясняется, что 16 января истекает 2-х месячный срок, в течение которого Мороза могут держать под стражей. К слову, в ДНР действует советский УПК от 1960 года (с украинскими изменениями и дополнениями до 2012 года) и свой собственный республиканский Уголовный кодекс, принятый ещё летом. Решение о том, продлевать или не продлевать срок решает следователь. Он же решает, давать или нет свидание Юрию с его родными…

Надежда Сергеевна звонит Тане, жене Юры и оказывается, что теперь дело ведет уже не Макеевское горуправление полиции, а следователь Генеральной прокуратуры ДНР.

Мы выходим с Надеждой Сергеевной из офиса, она расстроена и не хочет, чтобы её снимали на видео или фотографировали. «Ты знаешь, сколько у меня родственников в Украине осталось? Они еще и по деревням живут. Если их соседи узнают обо мне и Юре – они им там жизни не дадут», — говорит она и идёт искать следователя. А мы ждем официального разрешения на разговор с ним.

Происшествие в Макеевке

Вызывает много вопросов история, участником которой оказался бывший мотороловец. Как нам ранее рассказала Татьяна Мороз, жены Юры, она смогла увидеться с ним только один раз: в начале декабря.

«После вынужденного ухода Юры от Моторолы, он перешёл в комендантскую роту. В начале ноября ополченцы из его роты по приказу командира с позывным Египет патрулировали посёлок Ханжонково под Макеевкой. Там поздно вечером был задержан некий Артем Ермолаев, который был в нетрезвом состоянии. Этого Ермолаева привезли в комендатуру Харцызска, где его и увидел Юра. Ермолаев там сопротивлялся и они были вынуждены применить к нему силу. Юра настаивает, что Ермолаева не задерживал, но бил его», — рассказала нам тогда Таня.

Чуть позднее стало известно, что Ермолаев распространяет наркотики и сам их употребляет. Ему продлили срок задержания на 7 дней. Но когда он вышел на свободу, то сразу пошёл и написал заявление в полицию Советского района. «Полицейские задержали моего мужа и еще нескольких ополченцев, в том числе и Египта», — говорит Татьяна.

Надежда Сергеевна утверждает, что Артем Ермолаев в Ханжонково человек довольно известный – он, по данным местных жителей, действительно распространял наркотики и мог делать это, как минимум, при бездействии местной полиции.

«Моторола обещал дать характеристику»

Возвращается Надежда Сергеевна, выглядит она уже лучше. «Следователь Генпрокуратуры пообещал, что попросит провести судебно-медицинскую экспертизу для Юры. Он же после аэропорта контуженный, у него постоянные головные боли и я подозреваю ,что врачебная помощь ему в СИЗО не оказывалась…И еще следователь сказал, что может разрешить свидание с сыном», —  говорит она.

Выясняется, что официальные ответы следователя на наши вопросы о деле Юрия Мороза очень быстро мы не получим. Поэтому расспрашиваем Надежду Сергеевну. Она говорит, что Юрию предъявлено обвинение по одной статье – пункт «а» часть 2 статьи 127 УК ДНР («похищение человека»). По ней её сыну грозит от 5 до 12 лет тюрьмы.

«Но мне следователь сказал, что пункт «ж» этой же статьи сняли. В этом пункте «ж» — что он похитил человека с корыстной целью.  И если будут смягчающие обстоятельства, положительные характеристики, то реальный срок может быть  меньше».

Мама Юры говорит, что написать характеристику Шустрому согласился командир Моторола. «Жена Юры Таня (у неё на руках сейчас осталась 2-х летняя Миланья — Авт.) ему только что звонила. Моторола сказал: «Приезжайте, я напишу». Еще у Юры награды есть (Шустрый проявил себя как отважный боев во время боёв, в частности, в Иловайске – Авт.) – это тоже смягчающее обстоятельство», — рассказывает Надежда Сергеевна, с которой мы идем по Крытому рынку.

Мы по подтаявшему снегу подходим к автостанции, с которой отходят автобусы на Макеевку (там живет и мама, и семья Юры).

«Ты знаешь, я позавчера ездила в Красноармейск по делам мужа. Водитель автобуса у меня спросил: «А что, у вас в ДНР автоматы какие-то особенные?». Я поняла сначала, спрашиваю, что за автоматы. А он говорит: «Да по нашим украинским СМИ все время рассказывают, что ополчение ДНР стреляет по Донецку. То есть по самим себе…И автоматы значит у вас с дулом, загнутым в обратную сторону! И засмеялся», — говорит Надежда Сергеевна и неожиданно смеётся. Мы попрощались, но ответы на главные вопросы по делу Юры Мороза пока так и не получены.

Открытые вопросы

Главный вопрос по этому делу – имели ли право ополченцы патрулировать населённый пункт Ханжонково и задерживать человека в комендантский час? По законам мирного времени (речь идёт об УПК и УК ДНР)  — нет.

По законам военного времени – имели. К тому же часть законов (в том числе проект закона «Об ополчении», защищающий права бойцов ДНР, а также закон о судебной системе) еще не принята. А военные действия становятся все активнее и активнее. И, наконец, если Шустрого  и тех, ополченцев, которых задержали вместе с ним (по некоторым данным, их больше, чем 3 человека) все-таки отдадут под суд, то, по логике вещей, надо сажать всех ополченцев, которые патрулируют город по вечерам и задерживают нарушителей.

И второй вопрос — будет или не будет продлен срок содержания Юрия Мороза под стражей? Скорее всего, следователь Генпрокуратуры, которому недавно передали дело из полиции Макеевки, будет просить Генпрокурора о продлении срока еще как минимум на 2 месяца. Сейчас и.о. Генпрокурора ДНР – Андрей Спивак. В его руках сейчас находится судьба и Юрия Мороза и тех бойцов ДНР, которые были задержаны вместе с ним.

Маша Росс

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s