«В конечном итоге Новороссия должна стать частью России»

Как я уже неоднократно говорила, события, происходящие сейчас на территории Новороссии, день за днём открывают человеческие души, выпуская на свободу, те качества людей, которые раньше, в прошлой жизни мы часто не замечали. Проходили по улице и не знали, что вот, рядом с тобой сейчас прошел человек, который в душЕ настоящий Герой, и как показали события, он себя проявит еще. Сегодня имела честь пообщаться с таким Героем, бесстрашным воином, а также главным журналистом Донецкой Народной Республики Геннадием Дубовым.

Каждый раз, как я беру интервью у наших замечательных людей, мне всегда хочется донести до вас,  дорогих читателей и зрителей, какой этот человек в жизни. Гена – удивительный, прекрасный, искренний человек. Мне с ним очень легко общаться, его взгляды на происходящее я полностью разделяю и поддерживаю. Говорят, война меняет людей, делает грубыми. Это явно не о нем! Его серьезный, задумчивый взгляд, во время общения меняется на искреннюю улыбку. И эта улыбка в первую очередь видна в его глазах. В них не видно пожирающей душу ненависти, злобы, или усталого безразличия. Да, наверное, страшнее всего мне было бы увидеть в глазах человека, ушедшего из мирной жизни и ставшего на защиту правды – безразличие или разочарование.  У Гены я увидела спокойную, не напускную уверенность в себе, уверенность в правде, за которую он стоит. Что и говорить…он настоящий воин. Русский воин.

Было интересно послушать мнение Геннадия по всем темам, которые мы затронули в этой беседе, и я очень надеюсь, что мы  ещё встретимся и обсудим множество вопросов.

Ниже, делюсь с вами нашей беседой:

Гена,  все в Новороссии знают, что Ты как с автоматом  защищаешь Русский народ, свободу Русского государства, так и с камерой в руке, с самого начала, со Славянска. Как пришла идея, как решил снимать репортажи?

— Идея никак не приходила, я шел в Ополчение в качестве рядового бойца, и по воле Игоря Ивановича Стрелкова был направлен в качестве военкора  в подразделение Моторолы. Я хотел быть простым бойцом, об этом же я упрашивал и Моторолу. Он сказал: «убьют журналиста у меня в подразделении – будут проблемы». Но после первого боя понял, что я не тот военкор, который приезжает и уезжает, а настоящий боец и выдал мне оружие.

Снимал я вынуждено, до этого камеру в руки не брал: я журналист пишущий, журнальный человек. Мне это никогда не нравилось, а после большого боя 3 июня, тот самый бой, с которого началась полномасштабная война, здесь на юго-западе России, когда я испытал то состояние, слияния сознания с многими людьми, и когда впервые увидел ситуацию в тангенциальной плоскости, опыт инициации, выхода вне тела – когда ты воспринимаешь происходящее со всех точек разом. Более того, ты видишь просто как на ладони души других людей, это такой потрясающий опыт, после которого уже не хочется брать в руки камеру. Потому что, выразить уже ничего не возможно.

То, что мы видим, когда смотрим видеосюжеты о войне – это отблеск отблесков. Это такое жалкое подобие происходящего, что просто утрачиваешь всякий интерес к дальнейшей съемке. Можно еще выразить это словами, если есть литературные данные, но с камерой выразить ничего не возможно. Поэтому, я снимаю походя,   не структурирую материалы, как Бог на душу положит. Вижу, что-то происходит, и если в этот момент у меня есть возможность снять, т.е камера не разбита и заряжена, нет интенсивного боя, то я снимаю. Вот и всё! Секретов нет. Мне очень не нравится работа военкора, и все сюжеты, которые я видел с позиций, даже снятые на очень хорошую технику, всё это «яйца выеденного не стоит» на мой взгляд.

— Гена, Ты как человек, стоящий у истоков Русской Весны, что можешь сказать, как изменилась за год военная подготовка и ведение боевых действий нашими ребятами и противником?

— Подготовка изменилась в лучшую сторону. Мы научились воевать, сейчас уже создана нормальная регулярная Армия, не без недостатков (но у кого их нет?).

В нашем подразделении, теперь подразделении Викинга, учения проходят каждый день. Учения полномасштабные, продуманные, многоуровневые, по стандартам Российской Армии. И насколько я могу судить, наблюдая за происходящим, ребята вполне на уровне работают. Более того, если учитывать высочайшую мотивацию, на порядок превосходящую мотивацию противника, то мы и до этого воевали неплохо.

Вспомни, было голосование на сайте британского  спецназа зимой, и они признали лучшими подразделениями прошлого 2014 года, подразделение Гиви и Моторолы, в котором я состоял, что очень лестно. Хотя у нас не было особой подготовки, просто приходили люди, которые порой до этого и автомат в руках не держали. Но у них была высочайшая мотивация, учились быстро, перенимая в бою опыт у тех, кто его имеет и побеждали. Ну а сейчас и говорить нечего: руководство Республики работает в плане структурирования Армии пока что безупречно.

По поводу украинской стороны – подготовка у них хорошая, сейчас появилось много инструкторов НАТО. С техникой у них проблем нет, у них нет главного – то, о чем многие говорили, говорят и будут говорить: у них нет мотивации. Почему? Потому что, когда они сами, даже представители карательных батальонов, начинают хоть немного освобождаться от фантазийного морока, в своей исключительности, у них остается только одна голая абстрактная «единая Украина». Когда они пытаются разобраться в том, что это такое, и зачем она нужна им, и какие перспективы у этой «единой Украины» — у них нет ответов, потому что их нет вообще, в принципе. Единой Украины больше нет, она никому не нужна. Всем понятно, что здесь (прим. в Республике), люди сделали свой выбор, что мы уже самостоятельное государство. Это де факто.

Что можешь сказать по поводу сегодняшней обстановки? Что ожидать в ближайшем будущем?

— В ближайшем будущем ожидаем наступление укров. По всем расчетам, прогнозам, раскладам и просто, в силу военно-политической необходимости. У них нет другого способа, оправдать свое существование. Марионеточному режиму Киева необходима война, для того чтобы консолидировать общество. Чтобы на оставшейся территории окончательно хаотизировать ситуацию. А потом этот хаос переструктурировать в свою пользу. То есть, обнулить все экономические активы, положить их к себе в карман, а потом сказать воюющим карательным батальонам:  «теперь, ребята, всё…в могилу, до свидания». Потом другие карательные батальоны  их зачистят, а потом, если останется какой-то кусок территории под названием «Украина» — установится жесткий нацистский режим, как плацдарм против России, о чем неоднократно говорилось. Извне полностью управляемый.

Какой Ты видишь Новороссию? По сути, на данный момент территорию Новороссии, так как мы еще не освободили все наши земли, будет ли это независимое государство или в составе России?

— Раньше я склонялся к мысли, что это будет независимое государство, но теперь, я понимаю, что без России нам никак не прожить. Вне зависимости от того, будет освобожден только Донбасс (что крайне негативный вариант во всех смыслах), либо это будет большая Новороссия – 8 и более областей, либо в конце концов будет бОльшая часть Украины, помимо западных областей (которые необходимо оставить Евросоюзу, пускай он переваривает это в себе), в каком бы формате ни была бы создана Новороссия – она в конечном итоге должна стать частью России. Иначе мы повторим все те же ошибки, что были в прошлом.

Прошел уже год, идут боевые действия, мы видим, всё что происходит.  Ты тем более своими глазами видишь, что на поле боя. Скажи, осталось ли, и было ли вообще у тебя чувство обиды к украинцам, Украине? Считаешь ли их предателями? Либо по прошествии времени Ты записал, образно говоря, их во враги?

— Предательство — в каком смысле? Кого они предали? Они сами себя предали.

Я считаю, что никаких украинцев в природе нет, есть малороссы – они же русские, и есть эти самые мутанты. Которые в какой-то период стали в исторических книжках и дурацких монографиях. И в силу того, что термин стал общеупотребительно  называться «украинцами», хотя часто украинцев называют те же русские, просто эти понятия «малоросс» и «украинец» стали синонимами в какой-то момент.

После Второй Мировой Войны прошел окончательный раздел, и те, кто считает себя украинцами, они превратились в укров, в этот лабораторный продукт, который к российскому мироощущению, русской цивилизации не имеет никакого отношения. У меня не может быть к ним обиды – это совершенно другой народ. Это —  то же самое, что обижаться на зулусов.  Они другие. Всё это время, сколько я жил в Донецке, а это 18 лет, я чувствовал, что живу на оккупированной территории, что это русская земля. И когда приезжал в Днепропетровск, Харьков, Кировоград – я чувствовал то же самое, и большинство людей там чувствовали то же самое. Это наша территория, это наша Русская земля, здесь живут люди в большинстве своем с русской культурой, с русским мироощущением. И когда мы туда приедем, то окажется, что этих самых укров, которые структурируют происходящее, очень мало, большая часть людей перейдет на нашу сторону. Потому что они (прим. укры), выступают сейчас как источники массового психоза, то что происходит на территориях левобережья – это индуцированный бред, в самом буквальном смысле. Вот есть лидер мнения, и он заражает окружающих лабораторными управскими фантазмами. Стоит изъять лидера мнения и все сразу вспомнят, что они русские в большинстве своем.

Гена, насколько я знаю, Ты православный человек. Недавно Ты ездил, общался с ребятами из ДШРГ «Русич». Они по большинству своему родноверы, язычники. Какое у тебя, как у православного человека, мнение на их счет? В том же интернете часто пишут с диванов, что таким людям не место в Ополчении. Что Ты, как воин, который воюет в действительности, а не с дивана, можешь сказать по этому поводу?

— Как воин, я оцениваю воинов. «Русич» — это в первую очередь блестящие воины, а Серб, командир «Русича» — умница, чудеснейший человек и совершенно бесстрашный. Он сражается за великую, единую и неделимую Россию. То есть, за земное дело матушки Пресвятой Богородицы, за которое сражаюсь и я. А там, на Небесах, уже разберутся, кто прав, а кто не прав.

И потом, все мы растем, меняемся, развиваемся, если еще не мертвы духовно как укры. И с каким воззрением придут те же ребята из «Русича» завтра – я не знаю. Может многие из них и обратятся в Православие, на всё воля Божья. В данный момент мы воюем за одно общее дело – за восстановление Великого Русского Мира. Поэтому я не вправе приходить к ним с проповедями, тащить их в храм.

Они мне спину прикроют? Они пойдут со мной в атаку? Да! И это главное. А там, матушка Богородица разберется.

Насколько я знаю, у тебя ранение было. Не боевое, но серьезное. Как Ты себя чувствуешь? Какие планы на ближайшее время?

— Слава Богу, завтра в подразделение к Боцману. Я буду в роте Боцмана, мой взводный, непосредственный командир – Гамбит, всем известный. Так что, бойтесь, укры! В нашем подразделении есть еще один, тот самый, наилучший брат, не буду произносить его позывной, потому что все и так догадались! Который остановил ваши танки, оставшись один на позиции! Так что, давайте двигайтесь, мы вас ждём!

Марфа Васильевна апрель 2015

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s